27 мая в Киеве состоялся Собор Украинской православной церкви (УПЦ). На заседании были приняты изменения в устав, которые провозгласили её независимость от Московского патриархата. Собор также не согласился с оценками патриарха Кирилла, который назвал спецоперацию на Украине попыткой «разных сил» столкнуть друг с другом братьев. Ряд епархий УПЦ отказались следовать решению о самостоятельности и заявили, что останутся под омофором (покровительством) патриарха Кирилла. «Октагон.Крым» поговорил с епископом Бахчисарайским Каллиником о статусе крымских церквей, их имущества, направлениях развития и о других важных для крымского православного сообщества вопросах.

https://crimea.octagon.media/istorii/chto_zhdet_krym_posle_raskola_upc.html

– Владыка, прокомментируйте ситуацию, сложившуюся в отношении происходящего в УПЦ. Как вы охарактеризуете действия Синода УПЦ и принятые на Соборе изменения в уставе?

– То событие, которое произошло, нельзя назвать Собором, потому что изначально это было собрание. Нас пригласили онлайн, так как по ряду причин мы не можем туда доехать. Тем более что практически всё крымское духовенство, и я в частности, выставлены на сайте «Миротворец». На Украине угрожают уголовным преследованием, незаконным, конечно же, так как церковь вне политики.

На собрании многие представители разных епархий говорили о своих намерениях остаться с Московским патриархатом, быть под омофором Святейшего Патриарха Кирилла, чтобы не допустить раскола.

«Многие призывали стоять на своём. Говорили, что в жизни Церкви иногда приходят такие времена, в которые ради того, чтобы остаться с правдой Божьей, может потребоваться мученическая кончина».

– Собрание заканчивалось так, что мы были уверены в том, что Церковь остаётся единой. Однако Блаженнейший Митрополит Онуфрий (глава УПЦ) объявил о том, что сейчас будет Синод, а затем пройдёт Архиерейский собор. Туда нас не позвали, сославшись на технические проблемы.

Спустя два часа были озвучены поправки в устав, в которых были убраны все пункты, связывающие УПЦ с Москвой. Очевидно, что они были подготовлены заранее, ведь подобные изменения невозможно обсудить за такое короткое время. Многие голосовали против, но голоса не считались, процесс проходил сумбурно, всё очень быстро объявлялось.

– Как относится крымское духовенство к этим решениям Собора УПЦ?

– Однозначно Крымская епархия в лице народа Божьего и духовенства оценивает произошедшее отрицательно, мы не можем это принять. Любые поспешные решения Церкви всегда приводят к расколу. На протяжении многих веков мы переживали много войн и напастей, но никогда не раскалывали наше единство.

Мы понимаем положение епископата на Украине, где священники подвергаются насилию, а храмы закрываются. Но церковь всегда, вплоть до мученичества, стояла на позициях правды.

– Какой сейчас статус у крымских церквей? Они по-прежнему относятся к УПЦ?

– Мы относились к УПЦ до тех пор, пока она не вышла из омофора Московского патриархата. Но мы автоматически остаёмся под Московским патриархатом, как и раньше. Крым как колыбель православия, где крестился князь Владимир, откуда пошла Святая Русь, не представляет, как может быть иначе. У нас даже студенты выступают за каноническую Церковь. Мы будем под прямым омофором Святейшего Патриарха Кирилла. Других вариантов просто не может быть.

– Вы упомянули молодых священников. Как относятся к этой ситуации ученики Таврической духовной семинарии, где вы преподаёте?

– Наши молодые люди объединились, независимо от того, откуда они родом. К нам многие приезжают и с Западной Украины, и из разных регионов России, но они относятся к происходящему единодушно.

Все видят здесь правду. Все видят, что происходит в мире.

«Запад, так называемый наш партнёр, хочет разорвать единство нашей Церкви, хочет убрать наши внутренние морально-духовные устои, которые сохраняются на нашей земле на протяжении веков».

– А Крым уже с I века был христианским – здесь были Климент Римский, Андрей Первозванный и многие святые, которые просвещали крымскую землю.

– В Крыму и Севастополе большое количество храмов и монастырей. Формально они находятся в собственности УПЦ, но фактически являются объектами культурного наследия России. Каков их статус сейчас? Как проходит их обслуживание?

– Когда Крым в 2014 году перешёл в правовое поле России, монастыри и храмы, которые были объектами культурного наследия, автоматически перешли под российскую юрисдикцию.

Процесс их обслуживания идёт непросто, государство нам помогает, но Крым нуждается в большей информационной поддержке. У нас есть древние святыни, которым нужна реставрация.

Мы работаем с государственными органами, но иногда возникают сложности. Например, храм в Ботаническом саду до сих пор не передан Крымской епархии. Это исторический храм, который строила царская семья. Здесь молился император. Сейчас мы улаживаем бюрократические моменты, но Ботанический сад пока противится передаче храма. А без этого мы не можем его полноценно развивать.

– Крым является колыбелью православной Руси. В вашем ведении находится множество монастырей и святынь, являющихся неоценимым духовным и культурным сокровищем. Как обстоит дело с развитием паломнического туризма?

– Он развивается, но медленно. Мы понимаем, что Крым ценен как направление паломнических туров. Например, монастырь Климента Римского, мученика, в 98 году нашей эры сосланного в пещеру и собственноручно сотворившего первый храм, является единственным действующим храмом I века на территории нашей страны, в котором регулярно проводятся богослужения. Верующие со всего мира приезжают поклониться этому месту.

«У нас много объектов, куда могут приехать паломники, потому что каждая пядь земли в Крыму – это святыня».

– А вот инфраструктуры для проживания и приёма туристов-паломников, к сожалению, нет. Есть планы по созданию в Севастополе международного паломнического центра в Инкерманском монастыре. Мы получили благословение Святейшего Патриарха Кирилла. Местные власти идут нам навстречу, но это будет длительный процесс.

– Вы говорили о необходимости большей информационной поддержки деятельности Крымской епархии. Как вы сейчас решаете этот вопрос?

– Для популяризации наших проектов необходимо содействие СМИ. К сожалению, крымское телевидение в последние годы не идёт нам навстречу. Раньше мы сотрудничали, у нас были свои программы, где мы отвечали на животрепещущие вопросы православных зрителей. Но сейчас этот формат многим каналам стал неинтересен, людей якобы больше интересуют скандалы и тому подобное.

Мы хотим создать крымский православный канал. Достичь этого планируем в том числе с помощью фонда «Благодатная Таврида», который изначально был создан для привлечения молодёжи, развития монастырей, создания православного сообщества. Сейчас ждём благословения Святейшего Патриарха Кирилла на более объёмную работу этого фонда, чтобы выходить за пределы Крымской епархии.

Источник https://crimea.octagon.media/istorii/chto_zhdet_krym_..

Следите за новостями в наших соц.сетях:
https://www.благодатнаятаврида.рф/помочь

https://t.me/blagodatnayatavrida
https://vk.com/blagodatnayatavrida
https://ok.ru/group/61604996448331
https://zen.yandex.ru/fondblagodattavrida
https://rutube.ru/channel/26675288/