В ста двадцати метрах от берега возвышается темная Георгиевская скала (Святого явления, Святой камень). Скала эта имеет еще два местных названия: «Медвежонок» и «Львенок».

Легенда утверждает, что в 890 году буря то ли застигла близ скалы, то ли забросила на нее нескольких греков. Они уже почти смирились с гибелью, но обратились с молитвою к святому Георгию. И произошло чудо: буря прекратилась, а на скале греки обнаружили икону святого. Спасенные, в благодарность чудотворцу, на следующий год основали здесь небольшой монастырь. Вначале, видимо, в нем устроили пещерную церковь. Некоторые исследователи датируют ее VIII в. н. э., хотя существуют и другие предположения.

На скале Св. Явления, где, согласно легенде, спасшиеся греки обнаружили икону Георгия Победоносца, водрузили каменный крест с изображением святого, поражающего дракона, датами «891—1891» и памятной надписью. В скале вырубили ступени.

Большое участие в судьбе монастыря принял М.П. Лазарев. Посетив его однажды, он пленился неповторимой красотой, покоем и тишиной, царившими здесь. Адмирал отдыхал на территории обители в небольшом скромном домике, от которого, к сожалению, остались лишь руины. Дом был двухэтажный, с флигелем, из бута на известковом растворе. Во время бури в ноябре 1854 года, как и другие строения монастыря, сильно пострадал. После 1860 года по проекту архитектора А.А. Авдеева — восстановлен.

В наши дни дом находится в разрушенном состоянии – в руинах.

Первая русская антарктическая экспедиция 1819—1821 годов под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева в воды Южного океана имела целью доказать или опровергнуть предположение о существовании шестого материка — Антарктиды.

В марте 1819 года Лазарев получил назначение командовать шлюпом «Мирный», которому предстояло отплыть в Антарктику в составе антарктической экспедиции. Лазарев принял на себя непосредственное руководство всеми подготовительными работами.

«Мирный», построенный по проекту русских корабельных инженеров и к тому же достаточно укреплённый Лазаревым, показал свои блестящие качества. «Восток», построенный британскими инженерами, качественно уступал «Мирному», несмотря на все старания Лазарева сделать его таким же выносливым.

Во время экспедиции было совершено кругосветное плавание преимущественно в антарктических морях, открыты несколько островов в Южном и Тихом океанах. Главное событие экспедиции, которое вписало имена Беллинсгаузена и Лазарева в историю мореплавания, случилось 16 (28) января 1820, когда корабли впервые в истории человечества подошли к шельфовым ледникам Антарктиды.

За участие в антарктической экспедиции Лазарев был произведён в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта.

Исторически сложилось, что плодотворный период его командования Черноморским флотом и губернаторства в Севастополе назовут Лазаревской эпохой, укрепившей боеспособность русского флота и значительно преобразившей облик г. Севастополя.

Лазарев не ограничивался лишь техническим перевооружением Черноморского флота. В Севастополе была реорганизована Морская библиотека, построен Дом собраний и открыта школа для матросских детей. При Лазареве были построены здания адмиралтейств в Николаеве, Одессе, Новороссийске, начато строительство адмиралтейства в Севастополе.

Используя свой опыт, накопленный в дальних походах, Лазарев наладил работу гидрографического депо, которое начинает издавать карты и атласы Чёрного моря.

В 1832 году Михаил Петрович назначен начальником штаба Черноморского флота и портов. В апреле 1833-го произведен в вице-адмиралы, получил звание генерал-адъютанта и назначение военным губернатором Севастополя и Николаева. Под его руководством были начаты сооружение новых и реконструкция старых портовых городов (перестройка в центре Севастополя «Хребта беззакония» — беспорядочно построенных на центральном городском холме домишек-мазанок городской бедноты, заложение Графской пристани, Исторического бульвара). По инициативе губернатора в Севастополе была создана Морская библиотека, за комплектованием ее фондов он следил лично.

В июне 1842 года М.П. Лазарев обратился к императору Николаю I с докладом, в котором «испрашивал позволения воздвигнуть храм во имя святого Владимира не в Херсонесе, а в самом Севастополе, где он с пользой для жителей может быть, как драгоценный для каждого россиянина памятник, чаще посещаем, нежели за несколько верст от города». Через месяц разрешение императора было получено, он сам указал на плане Севастополя место для строительства собора — вершина Центрального городского холма. Лазарев уделял большое внимание сооружению храма святого Владимира. Он заказал в Италии иконостас, мраморные детали для отделки храма и иконы на медных досках. Порядок расположения икон был также разработан адмиралом М.П. Лазаревым и св. Иннокентием, архиепископом Херсонским и Таврическим.

Лазаревский водопровод — самотечный водопровод в Крыму длиной 18 км, построенный в 40-е гг. XIX века по инициативе адмирала М. П. Лазарева по проекту инженера-полковника Джона Уптона, для заполнения сухих доков Лазаревского Адмиралтейства в Севастополе. Он начинался возле современного с. Чернореченское, шёл по Инкерманской долине, вдоль южного берега Севастопольской бухты и заканчивался в Корабельной бухте. На всем протяжении имел несколько тоннелей и акведуков.

Сооружения в Георгиевской балке

Далее Лазаревский водовод шёл в другую Инкерманскую балку — Георгиевскую. Французский путешественник Шарль Монтадон, побывавший в этих местах в 1833 году, описывает небольшой скальный мыс с высеченной в нем пещерной церковью. Ниже церкви в скале прорубили 25-метровый тоннель для воды.

В 1850 году постройки Лазаревского водовода специально зарисовал художник Л. Ф. Лагорио. Благодаря его акварелям можно увидеть практически все акведуки. Один из рисунков называется «Севастопольский водопровод при Георгиевском пороховом погребе». И погреб, и акведук, и тоннель были взорваны англичанами в 1855 году и окончательно уничтожены при строительстве железной дороги.

Посещение Свято-Георгиевской обители Императором Николаем II

УНИКАЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ, ПРОИЗОШЕДШИЙ С ИМПЕРАТОРОМ В КРЫМУ В ЭПОХУ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ В 1915 ГОДУ

Граф Д. С. Шереметьев: «Этот случай произошел в эпоху Великой войны, в 1915 году. Государь Император, вместе с Императрицей Александрой Федоровной и с Августейшими Детьми прибыли в Севастополь. Государь, любивший после завтрака делать большие прогулки на автомобиле по окрестностям Севастополя… неожиданно отправился с Императрицей в Георгиевский монастырь, где он раньше, в прежние годы, неоднократно бывал, но на этот раз в монастыре его никто не ожидал. Игумен и братия были очень удивлены и обрадованы Высочайшим посещением…

Мы вошли в церковь и начался молебен. Стройные голоса монахов сразу изменили настроение: точно мы вошли после бури в тихий залив. Все было так молитвенно, проникновенно и тихо. Вдруг за дверьми храма, весьма небольших размеров, раздался необычайный шум, громкие разговоры и странная суматоха, одним словом что-то такое, что не соответствовало ни серьезности момента, ни обычному монастырскому чинному распорядку.

…Государь удивленно повернул голову, недовольно насупил брови и, подозвав меня к себе жестом, послал узнать, что такое произошло, и откуда это непонятное волнение и перешептывание. Я вышел из храма, и вот что я узнал от стоявших монахов: в правых и левых скалах, в утесах, живут два схимника, которых никто из монахов никогда не видел, и о том, что они живы, известно только по тому, что пища, которая им кладется на узкой тропинке в скалах, к утру бывает взята чьей-то невидимой рукой.

И вот произошло невероятное событие, потрясшее всех монахов монастыря: два старца в одежде схимников тихо поднимались по крутой лестнице, ведущей вверх со стороны моря. О прибытии Государя в монастырь им ничего не могло быть известно, ибо и сам игумен и братия, никто не предполагал о посещении Государя, которое было решено совершенно внезапно, в последнюю минуту. Вот откуда волнение, произошедшее среди братии… Я доложил Государю и видел, что это событие произвело на него впечатление, но он ничего не сказал и молебен продолжался.

Когда кончился молебен, Государь и Императрица приложились ко Кресту, потом побеседовали некоторое время с игуменом и вышли из храма на площадку.

Там, где кончалась деревянная лестница, стояли два древних старца. У одного была длинная белая борода, а другой был с небольшой бородкой. Когда Государь поравнялся с ними, они оба молча поклонились Ему до земли. Государь видимо смутился, но ничего не сказал и медленно им поклонился.

Теперь, после всего происшедшего, думается, что не предвидели ли монахи-схимники своими мысленными очами судьбы России и Царской Семьи и не поклонились ли они в ноги Государю Императору Николаю II как Великому страдальцу Земли Русской.

Много лет спустя, слышал я от одного достоверного лица, которому Государь Сам лично это рассказывал, что однажды, когда Государь на «Штандарте» проходил мимо Георгиевского монастыря, он, стоя на палубе, видел, как в скалах показалась фигурка монаха, большим крестным знамением крестившего стоявшего на палубе «Штандарта» Государя все время, пока «Штандарт» не скрылся из глаз…

В рамках проекта по возрождению и восстановлению святого мужского Свято-Георгиевского монастыря, храмов и сооружений культурного наследия Крыма и г. Севастополя, а также его популяризации, проект нуждается в изыскании и привлечении средств и ресурсов для:

  • исследования, строительства и реконструкции древних сооружений и храмов, а также духовных памятников мужского монастыря великомученика Георгия Победоносца, которые являются важным духовным и культурным наследием Крыма;
  • восстановления, реставрации гостинично-паломнического центра монастыря,  трапезной и их благоустройства, а также монастырских ремесленнических мастерских;
  • осуществления ряда исследовательских работ и экспертиз, касающихся восстановления и реконструкции культурно-исторического сооружения,
  • дома легендарной личности мирового масштаба, первооткрывателя Антарктиды, губернатора г. Севастополя, Русского адмирала  Лазарева Михаила Петровича.